Лечение антидепрессантами беременных и кормящих матерей

В последнее время много обсуждались потенциальные риски приема антидепрессантов во время беременности и лактации. Некоторые исследования дают заключение, что антидепрессанты увеличивают риск врожденных дефектов. Сторонники антидепрессантов осторожно замечают, что депрессия во время беременности тоже рискованное состояние, оно может привести к преждевременным родам и другим неприятностям.

Специалисты часто принимают решение о лечении теми или иными препаратами, тщательно взвешивая как возможную пользу , так и возможные риски. Существует ряд антидепрессантов, которые можно использовать во время беременности и лактации, но с некоторой вероятностью побочных эффектов. В любом случае, риск назначения лекарства должен быть соотнесен с последствиями продолжительной  депрессии или с рисками некормления грудью для матери и ребенка. (Альтернативные методы лечения депрессии будут описаны в статье «Немедикаментозные средства лечения депрессии во время беременности и грудного вскармливания»). Ниже дан краткий обзор исследований, как лекарства проникают к ребенку и влияют на него в период беременности и лактации.

Трансфер препаратов к ребенку во время беременности и грудного вскармливания

Ребенок может получать  различные дозы препаратов, которые принимает мать во время беременности или грудного вскармливания. Здесь дан обзор литературы по использовнию селективных  ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Он поможет лучше разобраться, а что же мы знаем об использовании препаратов во время беременности и грудного вскармливания.

Внутриутробное воздействие. Во время беременности лекарства попадают к ребенку через плаценту или через амниотическую жидкость. Количество препарата, которое получит ребенок через плаценту, прямо пропорционально той дозе, которую принимает мать. Но способность лекарств проникать через плацентарный барьер различна, и одна из стратегий лечения во время беременности это подбор препаратов с наименьшей способностью трансфера к плоду.  Например, в эксперименте с 38 беременными женщинами, которые принимали СИОЗС, концентрация антидепрессантов и метаболитов в анализах из пуповины была 87% . Уровень в плазме от 0.29 до 0.89. Самый низкий уровень проникновения показали сертализин (Zoloft) и пароксетин (Paxil), а самый высокий - циталопрам (Celexa) и флуоксетин (Prozac). (Hendrick, 2003)

Что касается способности СИОЗС вызывать развитие  врожденных дефектов при приеме во время беременности, то Центр Изучения Эпидемиологии Врожденных Дефектов Sloane недавно подтвердил, что общий риск рождения ребенка с использованием СИОЗС  составляет всего 0,2% (Louik и соавт., 2007). Они отметили повышение риска трех врожденных дефектов при  использовании СИОЗС в первом триместре беременности: это пупочная грыжа и дефекты перегородки на фоне приема сертралина, и порок правого желудочка сердца при приеме пароксетина. Но только от 2% до 5%  всех детей, родившихся  с этими дефектами, внутриутробно подвергались воздействию СИОЗС.

Прием препаратов в третьем триместре может привести к  синдрому дисконтинуации (отмены*) у новорожденных, в связи с отменой СИОЗС. Синдром дисконтинуации включает в себя акроцианоз, апноэ, нестабильность температуры, раздражительность. (Oberlander и соавт.,  2004) К счастью, проявление этих смптомов обычно бывает мягким, ограниченным и поддается корректировке с помощью поддерживающего ухода за младенцем. Серьезные проявления симптомов встречаются редко, и нет ни одного зарегистрированного случая гибели новорожденного, связанной с внутриутробным потреблением СИОЗС. Синдром дисконтинуации может вызывать стесс у матери и ребенка, но проявление симптомов обычно ограничивается 24-48 часами и не требует специального лечения.

Воздействие через грудное молоко

Антидепрессанты могут попадать к ребенку с грудным молоком, но в значительно меньших количествах, чем внутриутробно. Одни препараты лучше совместимы с грудным вскармливанием, другие проникают в молоко в большей концентрации. Недавний мета-анализ 67 исследований уровня антидепрессантов, получаемых ребенком с молоком, систематизировал 337 экспериментальных случаев, где были исследованы 238 детей. (Weissman   и соавт.,   2004). В исследование были включены 15 антидепрессантов. Следы всех лекарств были обнаружены в грудном молоке. Флуоксетин был обнаружен у детей в наиболее высокой концентрации (Weissman и соавт., 2004). Содержание циталопрама также оказалось довольно высоким. Только у одного ребенка из всех, принимавших участие в различных исследованиях, был повышен уровень пароксетина, и этот ребенок ранее подвергался воздействию препарата внутриутробно. У всех остальных младенцев уровень пароксетина был нулевым, и это включая еще троих детей, получавших пароксетин внутриутробно. Уровни циталопрама в плазме детей имели высокую корреляцию с дозами лекарства, которые получали матери. Для серталина эта корреляция оказалась более слабой. И повышение дозы у матери не отразилось на уровне присутствия в плазме ребенка для флуоксетина, нортриптилина или пароксетина. По сравнению с другими антидепрессантами флуоксетин показал наиболее высокую способность к накоплению в организме получающего материнское молоко ребенка.

*Прим. переводчика

Оригинал статьи. Перевод Татьяны Кондрашовой