Социальные механизмы защиты ментального здоровья молодой матери

Как другие культуры предупреждают послеродовую депрессию?

Kathleen Kendall-Tackett, Ph.D., IBCLC

 

Не кажется ли вам странной наша культура, которая сосредотачивает  на родах  так много внимания, замешанного  на тревоге и страхах, - и так мало интересуется  критическим  периодом после рождения, когда закладываются основы того, что будет влиять на отдельных людей и целые семьи в течение десятилетий?

 

Suzanne Arms

 

Мы, люди, живущие в развитых странах, часто ведем себя так, как будто нам нечему поучиться у стран третьего мира. Однако, многие из этих культур делают необычайно правильные вещи, особенно в области заботы о молодых матерях.

В своей работе, ставшей классикой, Stern and Kruckman (1983) представляют антропологический взгляд на проблему послеродовых расстройств. Установлено, что в культурах, которые они изучали, послеродовые расстройства, в том числе "бэби блюз", практически не существуют. В противоположность этому, от 50% до 85% матерей новорожденных в промышленно развитых странах испытывают "бэби-блюз", а от 15% до 25% (или более) - опыт послеродовой депрессии. В чем же разница?                                                                                                                                                                         

Stern  и  Kruckman  заметили, что во всех культурах, в которых отмечалась низкая частота послеродовых расстройств, существовали  ритуалы, направленные на поддержку и уход за молодыми мамами. Все эти культуры, сильно отличавшиеся друг от друга, имели пять общих защитных социальных механизмов.

1. Выделение послеродового периода

В этих, иных, культурах послеродовый период осознается как время, отличное от рутинной жизни. Это время, которое предполагает восстановление мамы, ограничение ее деятельности и заботу о ней женщин ее рода. Этот вид помощи был также распространен в колониальной Америке. Послеродовый период классифицировался там как «лежачий». Так же он считался «порой обучения», когда более опытные матери передавали свой опыт новой маме.

2. Защитные меры, подчеркивающие уязвимость молодой  мамы

 

В послеродовый период молодые мамы признаются особенно уязвимыми. Ритуалы купания, омовения волос, массажа, пеленания живота и другие виды спа-процедур занимают важное место в послеродовых ритуалах сельских районов Гватемалы,  женщин Майя на Юкотана  и женщин латиноамериканского происхождения в США и в Мексике. Эти ритуалы также выделяют послеродовый период среди других периодов жизни женщины.

3. Социальная изоляция и узаконенный отдых

 

Время после родов специально предназначено для того, чтобы мама набиралась сил, отдыхала и заботилась о ребенке. Эта практика широко распространена и связана с представлением об уязвимости новой мамы. Например, в Пенджабе в течение пяти дней мама и малыш изолированы от всех, кроме женщин рода и акушерки. Считается, что уединение способствует успешному началу кормления грудью, и поэтому обычную активность женщины принято ограничивать. Напротив, многие американские матери должны принимать посетителей даже во время пребывания в больнице. Как только они вернутся домой, эта практика продолжается, от них ожидают, что они будут непринужденно принимать у себя родственников и друзей, которые заходят взглянуть на маленького.

4. Функциональная помощь

 

Для того, чтобы уединение и узаконенный отдых удались, матери должны быть освобождены от их повседневной рабочей нагрузки. В этих культурах кто-то берет на себя заботу о старших детях и домашние хлопоты роженицы. Как, например, в США в колониальный период. Женщины часто возвращались в отчий дом, чтобы такая помощь точно была обеспечена.

5. Признание социумом ее новой роли и статуса

 

В культурах, которые изучали Stern и Kruckman, проявлялось огромное личное внимание к матери. В Китае и Непале, например, беременности уделяется совсем мало внимания. Зато после рождения ребенка отношение к матери меняется на совершенно особенное. Это было описано как «Материнство матерей». Например, статус новой матери  утверждается через социальные ритуалы и подарки. В культуре Панджаби есть «церемония вступления», которая включает в себя ритуал купания мамы, омовение волос и торжественную трапезу, приготовленная Брахмином. Когда мать возвращается в семью мужа, она возвращается со множеством подарков, полученных ей и ребенком. Ниже приведено описание послеродового ритуала, который выполняется у народности Чагга, живущей в Уганде. Он слегка отличается  от того, к чему привыкли  матери в  развитых странах.

Через три месяца после рождения ребенка женщине Чагга бреют голову и венчают ее круглой короной. Она облачается в старинные кожаные одежды, расшитые бисером. Подручные выводят ее из хижины для первого появления на публике вместе с ребенком. Процессия медленно шествует в сторону рынка, и в ее честь поют песни, которые обычно исполняются при возвращении воинов с поля сражения. Она и ее ребенок пережили самые опасные недели. Малыш уже не такой уязвимый, он узнал, что значит любовь, он улыбнулся своей первой улыбкой, и теперь готов познакомиться с этим ярким, шумным внешним миром. (Dunham, 1992; стр. 148).

Что испытывают американские матери

По контрасту, американские мамы часто обнаруживают, что люди больше беспокоятся о них до родов. Пока женщина беременна, знакомые помогают ей поднимать тяжелое, открывают перед ней дверь, спрашивают, как она себя чувствует. Друзья организуют для нее вечеринку «baby  shower», где она получит эмоциональную поддержку для себя и подарки для своего будущего ребенка. Существуют курсы для беременных, программы ведения беременности и многие вокруг интересуются подробностями ее повседневной жизни.

После рождения ребенка уровень поддержки матери стремительно снижается. Как правило, женщину выписывают из больницы от 24 до 48 часов после вагинальных родов или от 2 до 4 дней после кесарева сечения. У нее могут быть дома помощники или она может остаться совсем одна, в больнице об этом никто не спросит. Ее партнер скорее всего вернется на работу через пару недель, и она останется одна, - неважно, будет ли у нее достаточно нормальной еды, чтобы питаться, как положено кормящей маме, оправилась ли она от родов, получается ли у нее кормить грудью.

Люди, которые относились к ней со вниманием во время беременности, больше не интересуются ей, а те, которые приходят навестить, обычно любуются новорожденным.  Существует молчаливое, а иногда и открытое мнение, что она не должна «грузить» медиков своими проблемами, и, если только не случилось что-то по-настоящему серьезное, в следующий раз доктор с ней пообщается во время планового осмотра через 6 недель после родов.

Вероятно, в округе есть, к кому обратиться за поддержкой, но она понятия не имеет, к кому именно, и она слишком загружена, чтобы поискать специальные группы или ресурсы. Выходит, ей надо самой держаться из последних сил, и не показывать виду, как это тяжело.

Стоит ли удивляться, что для многих женщин послеродовый период оборачивается сильнейшим стрессом?

Одна популярная книга  для молодых мам (Eisenberg., 1989) описывает этот переход как "обратное превращение Принцессы в Золушку по мановению Феи- акушерки" (с. 546). Вот некоторые комментарии, которыми мамы поделились со мной.

Я чувствовала себя как ненужная вещь. Я чувствовала, что никого не интересую после того, как родила ребенка. Муж сказал: «Ну правильно, а чем им теперь интересоваться? Ты ведь уже родила».

После родов несколько людей сказали мне, что самое главное - это здоровый ребенок. Да, это важно. А я? Никого не волнует, что я перенесла серьезную операцию. Они вели бы себя сердечнее, даже если бы мне вырезали аппендикс.

Мы культура, явно пренебрегающая потребностями молодых мам. Но так было не всегда.  В прежние времена мы осознавали важность женских сообществ для практической и эмоциональной поддержки. Такое отношение давало возможность маме восстановиться и освоиться с переменами, которые произошли в ее жизни.

Скорее всего, пройдет много лет, прежде чем усилия, направленные  на оказание помощи молодым мамам, дадут  свои плоды. Хорошей новостью является то, что зародилось массовое движение, помогающее удовлетворить потребности недавно родивших  женщин. Слово доула - от греческого слова служительница - становится частью нашего словаря. Послеродовая  доула это та, кто заботится о женщинах путем предоставления им практической  и эмоциональной помощи (Lim, 1992; Webber, 1992).

Роль доулы может выполнять член семьи или партнер мамы. Некоторым семьям проще нанять профессиональную доулу. В любом случае, появление доул - это  ответ на отсутствие послеродового ухода от официальных  медицинских учреждений. Вот как доула Салли Уэббер описывает свою заботу о молодых матерях и виды поддержки и помощи, в которых они нуждаются.

Во время работы в качестве Доулы, все мое внимание сосредоточено на матери. Я хочу обеспечить ей все, что она пожелает, чтобы чувствовать себя ухоженной, расслабленной, спокойной, вкусно накормленной и искренне уважаемой: сделать  гармоничным для матери и ребенка переходный период, первые дни и недели после рождения.

Маме нужен кто-то, кто понимает, достаточно ли раз ребенок проснулся, чтобы поесть, достаточно ли подгузников он намочил, все ли в порядке с ее грудью. Может быть, ей понадобится помассировать плечи или поправить простынку, принести попить воды или заварить чайку, достать из холодильника готовый салат или порезанные фрукты. А вдруг она захочет пожаловаться, как мало ценит ее супруг, и кто-то мягко перечислит ей все позитивное, что он делает для нее и малыша. Ей надо, чтобы кто-то опытный подержал ребенка, пока она примет душ или даже сходит в туалет. Если она задремала, кто-то ответит на телефонный звонок, оберегая ее сон, и польет цветы, о которых она беспокоится, чтобы они не погибли без ее присмотра. Кто-то сполоснет ей ванну или смахнет за ней крошки на кухне.

У нее может быть много вопросов и опасений, которые в состоянии понять и разделить только опытная мать. Ей требуется терпение и добрые слова, чистота и покой. (Webber, 1992)

В то время, как наша культура игнорирует поддерживающие послеродовые ритуалы, индивидуальная работа с женщиной может иметь большое значение. Многие удивляются, что такое «технологичное» участие работает. Тем не менее, это, пожалуй, самый важный опыт, который  мы можем позаимствовать у культур, описанных  Stern и Kruckman.

Мы должны начать менять наш подход к оказанию помощи молодым мамам. Эта помощь не может прекращаться с рождением ребенка, она должна продолжаться весь постнатальный период. Мы начали понимать, что адаптация к роли матери  может стать для женщины мирной и уютной. Послеродовые психологические проблемы не являются неизбежными, и во многих случаях их возможно предупредить. Пора признать существование особых потребностей у женщин в послеродовый период и начать двигаться им навстречу. От этого зависит здоровье и благополучие наших семей.

Источники:

Dunham, C. (1992). Mamatoto: A celebration of birth. New York: Viking Peng

Eisenberg, A., Murkoff, H.E., & Hathaway, S.E.(1989). What to expect the firs 

New York: Workman.

Lim,  R.  (1992).  After  the  baby’s  birth:  A  woman’s  way  to  wellness. Berkeley Celestial Arts.

Stern, G., & Kruckman, L. (1983). Multidisciplinary perspectives on postpa depression:  An  anthropological  critique.  Social  Science  and  Medicine,  17, 1 1041.

Webber, S. (1992). Supporting the postpartum family, The Doula, 23, 16-17.

 

Кэтлин Кэндалл-Такетт, Ph.D.,   IBCLC   - медицинский психолог, сертифицированный консультант по лактации, лидер Ла Лече Лиги. Она профессор кафедры клинической педиатрии Медицинской Школы Техасского Технического Университета, (Amarillo, Texas). Чтобы получить больше информации, посетите ее сайты http://www.uppitysciencechick.com/index.html  иhttp://www.breastfeedingmadesimple.com

 

Перевод Татьяны Кондрашовой

 

Если вам интересно, как национальные традиции послеродового ухода и ухода за ребенком реализуются в России и как это влияет на работу консультанта по ГВ - приглашаем на посвященный этому вебинар Екатерины Локшиной (доступна запись!)